1 глава. Горная застава

Мисаки еле держалась на ногах после нелегкой битвы с матерью-дымком. Ледяной ветер бил в лицо, а на высоте воздух был настолько разряжен, что казалось, его не хватает. Миса кое-как добралась до дозорной башни и повалилась на иней, которым был припорошен пол из деревянных досок. Было холодно. Кожаная броня не сильно спасала от этого холода, зато была удобной и прочной. Девушка откашлялась и выплюнула сгусток крови. Все-таки ее сильно задело. С усилием добралась до лестницы и устало примостилась на вторую ступеньку. Порывшись в сумке, обнаружила слабое лечебное зелье, хотя несколько минут назад была абсолютно уверена, что лечебных зелий у нее не осталось.
Было тихо. Крыша отсутствовала и через пролом проникал лунный свет.
Миса подняла голову и улыбнулась. На темном небе сине-салатовой дорожкой извивалось северное сияние.
- Как красиво! - Прошептала девушка, разместившись на лестнице.
Хотелось спать, но это было исключено. Мало ли что? По дорогам Скайрима бродило немало разбойников и воров, приплюсовать сюда еще зверье и разных существ, а теперь еще и драконы объявились. Девушка откупорила бутылку и выпила зелье, слегка поморщившись. Этого должно было хватить, чтобы раны быстрее затянулись. А пока придется остаться здесь. На некоторое время.
Мисаки понимала, вряд ли имперцы станут искать ее в этом заброшенном месте. Сейчас все заняты войной. Девушка откинулась назад и разлеглась на ступеньках, любуясь северным сиянием.
Ну, а если подумать, из-за чего началась эта война? Из-за чего возникли эти трения? По игре, в которую она успела немного поиграть прежде, чем оказалась тут, причиной стали религиозные разногласия. Норды защищали культ своего героя. Да, и Миса тоже считала, что Талос мог быть богом, из-за своего происхождения, - ведь он был драконорожденным. Как и Уриэль, и Мартин... Мартин.
Интересно, как бы повернула свой ход история, если бы Мартин выжил? Девушка закрыла лицо ладонями. Она так хотела, чтобы он жил, чтобы видел как растут его дети, но... Она заплакала.
Мисаки тогда даже не поняла как умудрилась влюбиться в наследника имперского трона. С восхищением ловила каждый взгляд, каждую улыбку, с радостью выполняла его приказы и... как долго страдала, лишившись его. Она все еще помнила тот день, когда он пожертвовал собой, разбив Амулет Королей. Помнила, как ее с силой оттаскивали от статуи Акатоша, в олицетворение которого он превратился. А потом родились Тайг и Дарфилед, но насладиться материнством ей не дали. Мисаки попыталась успокоиться, но ничего не получилось. Вернувшись домой, в свой родной мир, она думала, что со временем все забудется, душевные раны затянутся и она станет считать, что все эти испытания были плодом ее воображения. Но вот она снова оказалась в этом мире. Зачем? За тем, чтобы узнать, что Тайг Септим погиб в Морровинде, или о том, что его внук Эйнер погиб в битве с талморцами, не оставив наследника?
Лечебное зелье подействовало и теперь Миса чувствовала себя лучше. Небольшой глоток зелья запаса сил и она уже могла нормально сражаться.
Мисаки поднялась на самый верх. С высоты птичьего полета был виден Ветренный пик, Хелген и какое-то озеро. Хелген, разрушенный черным драконом, уже не дымил, но Миса предположила, что эти развалины уже облюбовали разбойники. К тому же, в одной из башен мертвого города был виден свет и это доказывало ее догадку. На мгновение девушка задумалась, осматривая стены и полуразрушенные дома и чуть не упустила из виду движение на южной дороге, которая как раз шла через Хелген. Сначала ей показалось, что это бандиты, но в следующий момент зачем-то присела.
- Имперцы... - Прошептала она, пытаясь сохранить спокойствие.
Солнечный диск медленно выползал из-за горной гряды и его лучи уже отражались бликами на поверхности озера. Девушка еще немного полюбовалась рассветом и, покосившись на имперский патруль, спустилась вниз, на первый этаж, где располагалась массивная железная дверь.
Дверь поддалась с трудом. Все-таки ее давно никто не открывал и петли успели заржаветь. В коридорчике с небольшой лесенкой в несколько ступенек было светло, что немало ее удивило. Кое-где все еще виднелись витиеватые узоры. Левую стену украшали корни, повсюду висели подсвечники, в которых догорали свечи. Мисаки не помнила этого места, но заставила себя сделать шаг.
Спустившись по ступенькам, она оказалась в круглой комнате с ветхой винтовой лестницей, ведущей вниз. Первое, что бросилось в глаза - льняные свертки, уже пожелтевшие и прогнившие от времени.
- О, Ками-сама! Захоронение...
Она обошла лестницу, собрав бородатый мох и несколько гроздей винограда джазби, спустилась вниз и прислушалась. В завывании ветра и звуков падающих капель, послышался чей-то мужской голос.
- "Разбойники". - Подумала она, осторожно ступая вперед, но наступила на лужу с громким хлюпаньем, которое эхом разнеслось по всему коридору. - "Черт!"
- Кто здесь?
Девушка попыталась спрятаться, но ее заметили и теперь два орка неслись на нее с обнаженным оружием. Мисаки вытащила меч и сразу же ушла из-под удара орка в железкой броне, который показался ей крупнее. Блокировала удар второго орка, в кожаной броне, и пригнулась, чтобы не схлопотать стрелу в глаз от, прибежавшего на звук битвы, лучника. Стрела просвистела совсем рядом и вонзилась в лестницу. Не обращая внимания на лучника, Мисаки пнула первого орка и атаковала второго, ненадолго оттеснив его к стене. В этот момент лучник выстрелил снова и она сделала обманное движение, шагнув назад. Орк атаковал ее, но стрела, от которой она успела увернуться, вонзилась в его шею. Бедняга пошатнулся, сполз по стене, дернулся и обмяк. Первый орк зыркнул на лучника и в следующее мгновение уже атаковал Мисаки, но она успела заблокировать его удар. Уворот, блок, удар, снова уворот, подсечка и она ударила со спины, но, к сожалению, удар пришелся на броню орка. Блок, удар, уворот, снова уворот от сильного удара... он теснил ее куда-то в угол.
- "Ксоооо!!! Если так и дальше дело пойдет, они меня убьют...."
А умирать не хотелось. Она снова увернулась от удара и поспешила ретироваться из угла, но на ее пути оказался лучник, который подошел слишком близко и теперь целился в упор. Кое-как изловчившись и уйдя из-под обеих атак, Мисаки напала на лучника, но он ударил ее в лицо своим луком. Это было неприятно, к тому же, из разбитого носа пошла кровь. Она вытерла кровь рукавом и ударила лучника мечом в живот. Он согнулся. Следующий удар пришелся прямо по шее и он упал ей под ноги.
- Неплохо... - Сказал оставшийся бандит. - Из тебя вышла бы хорошая разбойница. Только вот... ты убила моего брата, а мы, орки, мстим за смерть наших родных.
Миса ничего не сказала. Отчего-то она понимала его; увидеть смерть близкого, с которым не раз ходил в рейд, с которым делил добычу и шутил, выпивая вино в таверне. Да, она знала, что такое "терять близких", но сейчас на карту была поставлена ее жизнь.
Блок, удар, уворот, прыжок, блок... Он бил в полную силу, да и Мисаки не сдерживала удары, но в какой-то момент он потеснил ее и она, запнувшись о труп лучника, упала, скатившись по лестнице и плюхнулась носом в воду. Лужа мгновенно окрасилась в красный цвет. Мисаки успела встать, но схлопотала железным сапогом по подбородку. Меч отлетел куда-то в сторону, а сама его обладательница кувыркнувшись, оказалась на четвереньках перед орком.